Rambler's Top100

независимое, параллельное, экспериментальное, авторское кино, киноавангард

Ночи Полнолуния

режиссер Дмитрий Фролов
Режиссер за работой
поэт Владимир Игнатьев
Поэт Владимир Игнатьев в роли Дебошира
Издатель Михаил Кулыбин
Издатель Михаил Кулыбин в роли Журналиста
Ориза Тризняк
В главной роли-Ориза Тризняк
http://dmitrfrolov.narod.ru/noch_1.jpg
Ещё один персонаж
http://dmitrfrolov.narod.ru/nochi_11.jpg
Перед решительным броском
Главный герой
Накануне возмездия
http://dmitrfrolov.narod.ru/yeltcin.jpg
Игорь Арсеньев в роли молодого Ельцина
Служебная книжка

     Фильм "Ночи полнолуния" показывает тенденцию нравственного разложения в обществе. Главного героя раздирают внутренние противоречия, приводя его на путь Зла. Запреты на самоидентификацию - философскую, экзистенциальную, сексуальную, а затем вседозволенность порождают монстра, не осознающего своей истинной натуры и подлинных желаний. Скрытого гомосексуалиста, не желающего понять и принять причины своих отклонений, ждет долгая дорога к себе, усеянная трупами…
     На протяжении фильма-трилогии главный герой проходит через целый ряд искушений, которые губят его душу и доводят, в конце концов, до сумасшедшего дома. В общем смысле, фильм аллегорически показывает трагический путь российского люмпен-интеллигента, затерявшегося между прошлым и настоящим, не находящего в себе сил принять и осмыслить свалившихся на него неожиданных перемен, случившихся в нашей стране двадцать лет назад. В глобальном смысле - трагический круг русской истории.


     Фильм первый отсылает к давним событиям: по сюжету к первым годам Советской власти, по съёмке к первым годам Перестройки. Так или иначе, именно в нём впервые поставлен вопрос о безгрешности Ленина ещё до бессмертного курёхинского предположения, что «Ленин-гриб». Главный герой монстр-людоед выслеживает в лесу очередную жертву, попутно впадая в галлюциногенные состояния. Постепенно зритель понимает, кого именно имеют в виду под маской главного героя фильма.
     Фильм второй исследует влияние телевидения на психику зрителя. Действие происходит в вымышленном времени по форме напоминающем период застоя, но населенном узнаваемыми персонажами перестроечных лет. Главный герой следит за молодым человеком, впоследствии первым президентом России, храня невозмутимое спокойствие. Выводит его из себя случайное лицо – диктор телевидения, имевший несчастье прочитать в эфире Постановление №1 ГКЧП.
     Фильм третий. Здесь главный герой фактически сливается с толпой обычных людей, превращающихся в таких же монстров, как и он. Влияние телевидения и рекламы достигает апофеоза. Происходит сравнение жителей современной цивилизации и советских людей с аборигенами Африки, явно не в пользу первых. В конце подводится своеобразный итог трилогии…
__________________________________________________

В главной роли - Ориза Тризняк

В ролях: Юлия Смирнова, Игорь Арсеньев, Михаил Кулыбин, Алексей Фролов, Наталья Суркова, Николай Муравьев, Дмитрий Шибанов, Пётр Кремис, Владимир Игнатьев, Александр Павлов, Владимир Золотарь и др.


Сценарий и постановка - Дмитрий Фролов

Художник по спецэффектам - Андрей Мельник

В фильме использована живопись Дмитрия Фролова

Анимация - Константин Арефьев

---------------------------------------------------------------------------------------------

О зеркалах в лунную ночь.

     Есть пословица: «Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива». Поэтому зеркал никто не любит, поэтому всем мерещится в них нечто демоническое, так хорошо отражённое (каламбур!) в произведениях искусства мирового масштаба. На Руси зеркала издавна было принято закрывать и занавешивать, а если и не так, то у зеркала наготове, как стражник на посту, всегда висел расшитый рушник, до которого всегда доходили руки в ночь полнолуния, в ночь истины…
Фильм-трилогия Дмитрия Фролова «Ночи полнолуния» тоже хочется прикрыть и никому не показывать, так как смотреть его – мучительно и противно. Будто кто-то когда-то давно, когда ты был ещё прыщавым подростком, подстерёг, с кинокамерой в руках, тебя в туалете за потным пубертатным занятием, плёнку до поры до времени спрятал, а спустя десять-пятнадцать лет взял да и прокрутил её при большом скоплении народа. Ты совсем позабыл то время, ты считаешь себя другим – умным и сильным, лишенным юношеских комплексов, но, увидев того себя на экране, вдруг осознаёшь, что, в сущности, ты – всё тот же прыщавый юнец, и находишься ты всё в том же «зачарованном» месте, а комплексы никуда не исчезли, но лишь усугубились и слегка зарубцевались… Противно? Да, противно…
     Дмитрий Фролов не любит рассказывать. Он любит показывать. К тому же он всегда предпочитал изображение (Фролов – неплохой художник ) пошлому звуку, безумно любя «великого немого» и раз и навсегда решив, что кино – это вид изобразительного искусства, но - ничего более. Лишь иногда, идя навстречу избалованной шумовыми эффектами современной почтеннейшей публике, Дмитрий Фролов сопровождает зрелище незатейливой музыкой, впрочем, нисколько не изменяя тем самым избранной стилистике: в синематографах начала прошлого века фильмы тоже шли под аккомпанемент заморённых таперов. Но, несмотря на такое второстепенное к ним отношение, многие старые полузабытые мелодии, ставшие вновь популярными в последние годы, первым «откопал» именно режиссёр Фролов (бессмертные «Шестнадцать тонн» уже звучали в первой и тогда единственной части «Ночей», шокируя новизной и неизвестностью), но пока он надевал канотье и разыскивал затерявшуюся трость, его опередили ухватистые ди-джеи в более современном прикиде. Разве это не грустно? Да, это грустно…
Дмитрий Фролов – настоящее имя режиссёра. Это не псевдоним. Поэтому Дмитрий может спокойно, без надрыва и пафоса, рассуждать на экране о многих насущных проблемах бытия. Для такого фильма, как «Ночи полнолуния» это немалый козырь, так как заглавную роль в нём «исполняет» русский лес в начале и «каменные джунгли» - в эпическом конце. Древние славянские племена любили лес, ведь он давал им и кров, и укрытие, и пищу. Лишь потом, ближе к возникновению Киевской Руси, народное воображение населило лес страшными чудищами и обволокло туманом мрачных легенд… Стремление оборотить любовь к Родине любовью к берёзам смешно: дерево – отъявленный космополит. Берёзы растут и в Германии. Столь же космополитичны и «каменные джунгли»: Нью-Йорк в этом смысле мало чем отличается от Санкт-Петербурга (не родины Тома Сойера, а бывшей столицы России). Скитание главного героя «Ночей», таким образом, заканчивается тупиком: он пришёл туда же, откуда начал свой путь, но пока он бродил в поисках чего-то ему одному нужного и понятного, его дом превратился в помойку, на которой уже не стыдно совершить преступление… Гадко? Да, гадко…
     Большинство фильмов Дмитрия Фролова – бессюжетно. То есть, наслаивающихся друг на друга сюжетов в одном фильме бывает так много, что за ними не всегда уследишь. Смотря, сколько выпить. Поэтому пересказывать, обычно, нечего. Но мы попытаемся. В первой, наиболее сюжетной и динамичной, части фильма главный герой (назовём его условно «несвятым Антонием») подвергается различным животным искушениям: его одолевает голод, стремление убить, чтобы насытить плоть, стремление к сытому свинству, искушают женщины и милитаристски настроенная лошадь. Всего этого герой (или уже не герой?) не выдерживает и падает в прямом и переносном смысле, выбравшись из леса на поляну (в общем, оптимистичный финал). Во второй части – искушения цивилизации: телевизор, поп-музыка, эполеты, пропаганда. И здесь он пасует, падая ещё глубже: докатывается до убийства по идейным соображениям (то есть, ради насыщения не плоти, но нижних этажей души). Третья часть, красивая, но сумасшедшая, очевидно иллюстрирует бред этого человека, оказавшегося в конце концов в лечебнице для душевнобольных. Банально? Ну, перескажите сюжет «Гамлета» или «Евгения Онегина»… Однако, книги надо читать, а фильмы – смотреть. Иначе зачем они нужны? Не только же для школьных сочинений. Вот и фильм «Ночи полнолуния» гораздо глубже и неоднозначнее, чем это вам только что показалось. По существу, это зеркало (не очень и кривое), в котором отражается наше недавнее прошлое, на которое мы возлагали такие надежды, но оно вышло не похожим на финал романа Николая Гавриловича Чернышевского «Что делать?». Теперь у нас нет особых надежд, мы пришли к началу, описав круг. Немного посидим, сделаем вид, что подумаем, и снова двинемся в путь, чтобы, описав очередной круг, опять посмотреться в зеркало. Будет ли нам опять противно, грустно и гадко? Об этом нам расскажет уже другой Фролов в других «Ночах полнолуния», ночах истины…

Игнац Бобчук

Читайте ещё:

"Без названия"





Призраки белых ночей


Российское независимое кино на рубеже эпох

Homo soveticus
Петербургу - 300 лет
Дерьмовочка
Зимы не будет
Румба

Мандат.Ру - Новости, компромат, скандалы, рейтинг, президенты, депутаты, партии, движения, форум, афоризмы,
анекдоты, каталог \"Allprikol.ru\";


Сайт создан в системе uCoz